"Я поставил себе целью добыть сверхсекретные документы НАТО. И выполнил ее"

Российский разведчик-нелегал Юрий Шевченко дал интервью KP.RU, рассказав о своей работе
Сегодня Юрий Анатольевич Шевченко согласился ответить на вопросы «Комсомолки» и рассказать о своей работе за рубежом

Сегодня Юрий Анатольевич Шевченко согласился ответить на вопросы «Комсомолки» и рассказать о своей работе за рубежом

Фото: Личный архив

Он похож на профессора университета. Невысокий, с добрыми проницательными глазами. Интеллигентный, великолепно образованный. Такому педагогу сдавать экзамен было бы легко и приятно. Но вы никогда не догадаетесь, что перед вами Герой России, разведчик-нелегал с многолетним стажем, внесший огромный вклад в обеспечение безопасности нашей страны. Его имя было рассекречено в начале нынешнего года директором Службы внешней разведки России Сергеем Нарышкиным. Сегодня Юрий Анатольевич Шевченко согласился ответить на вопросы «Комсомолки» и рассказать о своей работе за рубежом.

«ВЫШЕЛ МЕСЯЦ ИЗ ТУМАНА...»

Мы начали беседу с темы языков. «Знать чужой язык – это прожить еще одну жизнь», - считает Юрий Шевченко.

- А сколько языков вы знаете?

- По легенде у меня было два «родных» языка – немецкий (якобы родился и вырос в Германии) и французский, где, мол, потом долго жил («легенда» - специально подготовленные разведкой правдоподобные сведения, предназначенные для введения противника в заблуждение. – Ред.). Чтобы выглядеть как немец, ты должен им стать до мозга костей. Ну, например, когда дети играют, часто используют считалки. Как быть русским и не знать «Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана…»? Поэтому в разведшколе у нас была обширнейшая программа - от немецких ребячьих считалок до Гете и Шиллера.

- Нужно ли обязательно говорить без акцента? Или это невозможно?

- Важно – без русского акцента. Например, рабочий язык у меня был английский. И я мог допускать какие-то отдельные фонетические или грамматические ляпы. Но - с немецким или французским акцентом, в зависимости от обстоятельств. Мне и сны снились на иностранных языках. Были моменты, когда долго приходилось одному работать – без Родины, без связи с русскоговорящими людьми, так я, когда потом приезжал в отпуск в Москву, начинал говорить по-русски с акцентом, как иностранец. Друзья думали, что я придуриваюсь, а у меня язык просто не ворочался.

- В разведшколе вам преподавали иностранцы или наши?

- Языковыми учителями были иностранцы. Вообще у нас были великолепные преподаватели. Они все прошли школу нелегальной разведки.

«О РАЗВЕДКЕ И НЕ МЕЧТАЛ»

- За какие качества берут в разведку?

- Помимо патриотизма и хорошего интеллектуального уровня важно, чтобы у человека была высокая познавательная активность. Когда все интересно, все хочешь знать. Но я о разведке и не мечтал. Ведь учился в Московском архитектурном институте. Меня планировали оставить на кафедре, диссертацию писать собирался. Завкафедрой рисунка у меня был сам академик Александр Дейнека. Очень строгий товарищ. На дипломном экзамене за рисунок он поставил не более десяти отличных оценок, а студентов было почти 300. Одна из этих пятерок была моя.

- Так почему вы согласились круто поменять жизнь?

- Это было чувство долга. Мне тогда сказали: архитекторы разведке не нужны, а вот ты, Юра, нужен Родине. После двух лет учебы в разведывательной школе меня вызвали к руководству и предложили работу в нелегальной разведке. Я всегда был очень самоуверенным, но тогда в первый раз вздрогнул – неужели смогу быть таким, как Абель? И дал себе слово, что буду во что бы то ни стало. Для чего? Чтобы достичь поставленной цели.

- А какая у вас цель была?

- Добыть хотя бы один подлинный документ с грифом COSMIC, высшим грифом секретности НАТО. Сказал себе: если ты не проникнешь в их главные секреты, должен будешь честно признать, что жизнь в разведке прожил напрасно.

Российский разведчик-нелегал Юрий Шевченко дал интервью KP.RU, рассказав о своей работе

Российский разведчик-нелегал Юрий Шевченко дал интервью KP.RU, рассказав о своей работе

Фото: Личный Архив

- И как - удалось?

- А то! В начале 70-х годов прошлого века я оказался в одной из европейских стран, где находился интересовавший нас объект, о котором Центр мало что знал. Надо было к нему подобраться. Я стал дежурить с мольбертом в близлежащих кварталах, делал зарисовки старинных улочек. Однажды вижу: из здания, в котором располагалось это учреждение, выходит очаровательная дама, движется в мою сторону. Сделал ей какой-то комплимент, она заинтересовалась моими этюдами, завязался разговор, в итоге мы подружились. И выяснилось, что дама как раз работает в этом объекте на неприметной, но важной должности. Я сразу понял: вот она, моя возможность получить документы с грифом COSMIC. Не буду рассказывать как, но эта возможность вскоре осуществилась.

«ВИЖУ ЛЮДЕЙ НАСКВОЗЬ. ЭТО ИСКУССТВО»

- То есть главное в разведке - отношения с нужными людьми?

- У меня были очень хорошие связи. Не сочтите хвастуном, но я все время доказывал, что могу быть таким разведчиком, какого еще не видели. И задания мне давали такие, что само руководство не верило в успех. Например, мои коллеги долго изучали одного человека. Наконец, предложили ему сотрудничать, но он отказался. Мне предстояло просто понаблюдать за ним напоследок перед тем, как закрыть его дело. А я сказал: «Давайте я попробую его завербовать». Центр - ни в какую! Но я все же рискнул, и - получилось!

- Руководство поверило?

- Нет. Они решили, что это была подстава противника, и перевербовали как раз меня. Но когда вскоре мы получили подлинный секретный документ от этого человека и точно такой же - от давнего надежного источника в другой стране, то поверили.

- Но, наверное, вам все же было страшновато. Как почувствовали, что это не подстава?

- Я вижу людей насквозь. Это искусство.

- Прямо рентген...

- Видите ли, знания, полученные в Архитектурном институте, открыли мне многие двери. За рубежом меня почти всегда окружала богема. А к богеме тянутся политики, государственные служащие, бизнесмены, осведомленные журналисты. И я входил в такие клубы. Вот был период, когда какого-то срочного задания пару месяцев у меня не было. А мне без дела сидеть скучно. Решил завести знакомства среди журналистов, пришел в одно из солидных изданий, сослался на связи с местными художниками, показал свои карикатуры и дружеские шаржи. У нас с главным редактором нашлись общие знакомые. Он и говорит: у меня есть журналистка, которая написала политический памфлет об одной из национальных партий, ей нужен иллюстратор. Ты подойдешь. А партия эта тогда крайне интересовала Москву. Меня познакомили с этой женщиной, она оказалась близка к партийному руководству, рассказала всю тамошнюю кухню, что лидеры заигрывают с Советами, но на самом деле настроены так-то и так-то. Я подумал – информация конфиденциальная, изнутри партии. Не могу с Центром не поделиться. Эти сведения обсуждались на заседании Политбюро и получили очень высокую оценку от руководства страны.

«У НАС ВСЯ РАБОТА – ЦИРК»

- Курьезы в вашей работе случались?

- Сколько хочешь. У нас вообще вся работа – цирк! Расскажу один случай. В одной из стран, где я несколько раз бывал проездом, мне был известен лишь один человек – некто Александр, мы с ним учились в институте в Москве. И как-то раз возвращался я через эту страну в Москву с отчетом в Центр. Иду по центральной улице столицы, ба! - а навстречу он. «Юрка, ты чего здесь делаешь! Откуда ты взялся!» Я что-то лепечу, что, мол, был у своих друзей, а сейчас возвращаюсь домой.

- По-русски говорили?

- Ну а куда деваться? Он мне: «Дай свой адрес, телефон, я тебе буду звонить, писать». Я еле отбился: прости, бегу, у меня уже вещи в камере хранения и поезд мой отходит. Потом три часа пришлось проверяться, есть ли кто за мной.

- Ну а были ли когда-нибудь близки к провалу?

- Однажды в одной из солидных натовских стран контрразведка засекла мой голос по телефону. Один очень важный человек оказался на грани провала, и надо было срочно его спасать. Я позвонил ему и сказал обусловленную на этот случай фразу. Но его телефон уже находился на прослушке, и звонок перехватили. Информация попала в прессу, газеты писали обо мне: вот-вот этого незнакомца вычислят и арестуют. Но Бог миловал!

- Они знали вас по имени?

- Нет. Тут у нас все чисто. В таких случаях, или когда я проводил вербовки, то не говорил, как меня зовут.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Рановато рассекретили

- За что вам вручили Звезду Героя?

- Наверное, за жизнь, которую я посвятил борьбе за безопасность нашей Родины. И старался свой долг выполнять честно, сил не жалеть. Испытывал гордость, когда на столе у нашего руководства лежали добытые мной документы о том будет ли война с СССР и, если будет, то когда и какая. И что нужно сделать, чтобы ее у нас выиграть.

- Когда вы получили награду?

- 28 июня 2017 года. Это День нелегальной разведки. И так совпало, что это и день рождения вашего покорного слуги.

- Оглядываясь назад - сожалеете о чем-то?

- Чего же сожалеть, если все делаешь правильно? Я жалею лишь о том, что стал старым. Мне бы шашку, да коня, да на линию огня! А они взяли и рассекретили меня. Эх, поспешили…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Юрий Анатольевич ШЕВЧЕНКО родился в Москве в 1939 году. В 1963 году с отличием окончил Московский архитектурный институт и тогда же был зачислен на службу в советскую внешнюю разведку. С 1969 по 2001 год находился на нелегальной работе за рубежом. Награжден Звездой Героя Российской Федерации, многими орденами и медалями.